Оружие Фарфор Мебель Живопись

Императорский фарфоровый завод. Времена Елизаветы Петровны

После смерти Петра Великого на Российском престоле сменился ряд правителей, каждый из которых возглавлял государство очень небольшой промежуток времени. Ни жена Петра Екатерина I, ни его внук Пётр II, ни его племянница Анна Иоанновна не сыграли сколь-нибудь значительной роли в становлении фарфорового производства России. С 1725 по 1741 год отечественное фарфоровое дело развивалось как бы само по себе, без особого участия государства. Известно лишь, что Екатериной I был подписан указ об освоении Гжельских земель на предмет поиска подходящих для изготовления фарфора глин. Этой деятельностью занялся некий Афанасий Кириллович Гребенщиков, который был талантливым и умелым гончарным мастером. Получив императорскую привилегию и финансирование, он открыл мануфактуру в Гжели и закупил необходимое оборудование. Фабрика заработала, но изготавливать качественный фарфор так и не удалось, хотя был и налажен выпуск вполне приличных фаянсовых изделий. Благодаря этому производство не было ликвидировано и даже получало государственное финансирование. Можно сказать, что Гребенщиков открыл первую фаянсовую фабрику в России.

 

В 1740 году Анна Иоанновна умирает, и на престол вступает Елизавета Петровна, дочь Петра I. Елизавета правила ни много ни мало 20 лет, и за время её правления в фарфоровом деле произошло много интересных событий. Её управление страной особо примечательным не назовешь, видимо особой склонности у Елизаветы Петровны к трудам государственным не было. Но, оставим этот вопрос историкам, скажем лишь, что главной заслугой дочери Петра Великого стало открытие первого фарфорового завода в России. Настойчивость императрицы в этом вопросе была продиктована скорее её склонностью к роскоши и великолепию, нежели экономической выгодой, но так это или нет, уже не важно.

 

Первоначально императорский фарфоровый завод назывался «Порцелиновая мануфактура». Такое название он получил в момент своего основания в 1744 году. Надо сказать, что интерес к фарфоровым изделиям был велик не только в России.  Примерно в этот же период активным поиском фарфоровой формулы занимались и европейцы. Им удалось разгадать секрет производства фарфора немного раньше, и в Европе к моменту открытия Российской порцелиновой мануфактуры уже работало несколько заводов. До этого фарфор доставлялся в Европу и Россию только из Китая и Японии. 

 

Страстное желание Елизаветы Петровны обзавестись собственным производством заставило её подданных искать возможность реализовать желание императрицы. Первой попыткой разузнать рецепт фарфоровой массы стала отправка целого посольства в Китай, целью которого было любой ценой выведать секрет её изготовления. На это были потрачены большие деньги, удалось подкупить китайского мастера, однако привезённая рецептура оказалось неверной. 

 

В 1744 году в Петербурге всё-таки была открыта порцелиновая фабрика под началом барона Черкасова. Первоначально выпуском продукции она не занимались. На ней активно работали над созданием фарфора. В этом же году на работу в Россию был приглашен Христофер Конрад Гунгер, немецкий художник и керамист, проживающий на тот момент в Стокгольме. С этим именем связано множество неудач, которые привели к значительным задержкам создания отечественной фарфоровой массы. Гунгер был человеком хитрым и не очень умным, но он умел представить себя в выгодном свете. Родившись в Германии, Гунгер с детства обучался у «золотых дел мастеров». Насколько успешна была его учёба - не известно. В юношеском возрасте он решил странствовать и набираться опыта. Побывал во Франции, откуда вернулся в Германию и здесь уже познакомился с Бетхером – человеком, открывшим секрет фарфора и первым директором Мейссенского завода. Собственно, именно это знакомство и определило всю дальнейшую жизнь Гунгера. Бетхер был известен во всех европейских странах, правители которых страстно мечтали, если не заполучить его как работника к себе в страну, так хотя бы узнать у него формулу фарфора. Гунгер решил использовать эту ситуацию себе во благо и стал распространять слухи о своей дружбе с Бетхером и о якобы известным ему способе изготовления фарфоровых изделий. 

 

Безусловно Гунгер присутствовал во работы Бетхера, видел оснащение его фабрики, но, увы, этого было мало. Он не знал самого главного: Бетхер так и не раскрыл ему формулу и соотношение веществ фарфоровой массы, температуру и длительность обжига. Гунгер лишь мог предполагать всё это, хотя имеющихся знаний ему хватило, что бы найти работу на прекрасных условиях в Австрии, где от него так и не дождались обещанных фарфоровых проб. Сославшись на то, что ему предложили более выгодные условия, Гунгер уехал из Вены в Стокгольм раньше, чем работодатели поняли что к чему. В Швеции ему было поручено управлять Рёрстрандской фабрикой недалеко от столицы. Гунгер заверил шведское правительство в своей полной компетенции, представил себя как чуть ли не самого лучшего мастера в Европе и попросил приличное жалование. Однако время показало, что Гунгер не оправдал оказанное ему доверие, из-за чего в 1733 году он был разжалован. В последствии он писал прошения в Данию о выдаче ему привилегий на открытии фарфорового и фаянсового завода, в которых он уверял, что способен делать фарфор не хуже мейссенского, а фаянс не хуже дельфтского. Гунтеру почти удалось убедить датских правителей, но вмешались представители Рёстрандской фабрики, и он не получил желаемой работы. Из всех перипетий его жизни можно сделать вывод, что Христофер Гунгер был авантюристом и даже мошенником, умевшим ловко манипулировать доверчивыми людьми. 

 

К сожалению, об этом ещё не знала Российская Империя, когда заплатив шведам высокие отступные, выкупила возможность выписать себе Гунгера. Барон Черкасов обеспечил все требуемые Гунгером условия: высокое жалование, квартиру для него и его семьи, лишь бы он скорее преступил к работе. В 1744 году Гунгер приехал в Россию.  

 

Гунгер как и в предыдущие разы обещал наладить выпуск фарфора. Для это выставил требования по необходимому оснащению фабрики, о помощниках и т.п. Время шло. Гунгер, понимая, что судьба ему даёт ещё один шанс, усердно пытался достичь результата, но не мог, в первую очередь из-за отсутствия должного образования. Предприятие казалось безнадёжным. Императрица и барон Черкассов были крайне недовольны ходом дел на фарфоровой мануфактуре, но Гунгер постоянно умело оправдывался и ссылался на различные не зависящие от него причины. Через некоторое время немцу дали в помощники талантливого молодого человека, сокурсника Михаила Ломоносова, Дмитрия Виноградова. Их отношения не сложились с самого начала. Виноградову была очевидна некомпетентность коллеги, а Гунгер видел в нем соперника и осознавал серьёзное умственное превосходство этого молодого русского ученого. Будучи человеком мелочным и беспринципным, Гунгер постоянно писал выдуманные доносы на Виноградова. Барон Черкасов поддался наветам и на некоторое время Виноградова отстранили от работы, но не видя результатов работы Гунгера, Черкассов вновь восстановил Виноградова в должности. 

 

С этого времени начался активный процесс поиска идеальной рецептуры, который в конечном итоге завершился успехом. Однако в процессе работы выяснилось, что Гунгер всё же не обладает необходимыми знаниями, в связи с чем он был отстранен. Вся ответственность легла на плечи юного русского учёного. Наконец, в 1748 году была изобретена формула фарфоровой массы, и на невской порцелиновой мануфактуре началось производство отечественного фарфора. 

 

С 1747 по 1758 год фабрику возглавлял Виноградов.  Первое время завод выпускал небольшие изделия, так как для крупной продукции требовалось специальное оборудование и опыт мастеров. После того как мануфактура была оснащена должным образом, а рабочие отточили своё мастерство на мелких изделиях, Елизавета Петровна сделала заказ на большой столовый сервиз, который был изготовлен и представлен с большим успехом. Виноградов с большим энтузиазмом трудился на фабрике, достиг больших успехов не только в химических опытах, но и в руководстве производством. Черкассов симпатизировал своему протеже. Результатом их взаимовыгодного сотрудничества стали прекрасные изделия Императорского фарфорового завода. В 1758 году, не дожив до 40 лет, Виноградов скоропостижно скончался от неизвестной болезни. За свою недолгую жизнь он многое сделал для первого отечественного фарфорового производства. Его труды увековечены в изделиях, которые были выпущены за время его руководства. Виноградов создал фарфоровую фабрику и направил её работу в нужное русло, опираясь только на свои знания и труды, не заимствуя ничего из Европы.

 

Таким образом, стремления Императрицы Елизаветы Петровны открыть собственную фарфоровое производство венчались успехом. 

 

Клейма этого периода:

1748-17541748-17541748-17541750-1760

6800
Чайная тройка Charles Amison

Чайная пара. Англия. Начало XX века.

3800
Мальчик с парусником Wagner & Apel

Статуэтка. Германия. Середина XX века.

3300
Подсвечник Fürstenberg

Подсвечник. Германия. Первая половина XX века.